Биографии великих людей

  Главная                                   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я      

Пий V

Пий V



По указу Пия V (17.01.1566—1572 гг.) римские куртизанки, для отличия от честных женщин, могли показываться на улицах только в длинном шелковом платье с надетой поверх него нераспашной верхней одеждой из черной саржи, подпоясанной широким кушаком, и с длинной, до пояса, вуалью на голове, спущенной на лбу до глаз и завязанной на груди. В Болонье их одежду составляло длинное распашное верхнее платье без талии, застегнутое на груди, с умеренно широкими разрезными рукавами, завязанными бантами, и черный платок, накинутый на голову и заколотый под подбородком. В других местах они одевались иначе. Но даже в Риме, где за а ними особенно строго наблюдали, они постоянно нарушали предписанные правила, а со смертью Пия V совсем перестали подчиняться им, одеваясь по собственному вкусу, часто так же богато, как дамы знатнейших фамилий. В других городах было то же самое, так что касавшиеся куртизанок постановления были оставлены только для простых публичных женщин, находящихся в домах терпимости и более доступных надзору.



Монтень нашел самых красивых и богатых куртизанок в Венеции. Среди них было сто пятьдесят таких, которые жили роскошно, как принцессы. Самые бедные и наименее привлекательные куртизанки, по словам Монтеня, жили во Флоренции. Здесь они выходили к дверям своих домов, тогда как в Венеции и Риме они показывались только в окнах. Больше всего он дивился умению римских куртизанок скрывать свои недостатки и придавать еще больше очарования своим прелестям. Фома Гарцони в своем подробном описании куртизанок касается этого их качества: «Иногда видишь такую сударыню стоящей у окна с задумчиво склоненной головой, волосы у нее спереди подняты кверху, на шее золотая цепь, на руках браслеты, пальцы все в кольцах, в ушах жемчужные серьги, в руке цветы, и вся она так разряжена и расписана, что глаз не отвести» и т. д.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.

Реформа Папы св. Пия V



Миссал св. Пия V был составлен и опубликован в соответствии с требованиями Отцов Тридентского Собора. Их намерения хорошо выразил о. Фортескье:



"Реформаторы-протестанты, разумеется, учинили в древней литургии сущий разор. Ведь она была полна идей, которые они отрицали - представлений о реальном присутствии Христа в Святых Дарах, о евхаристической Жертве и так далее. Поэтому они заменили ее новыми причастными службами, выражавшими их принципы но, понятно, полностью порывавшими со всей исторической эволюцией литургии. Тридентский Собор (1545-1563), противостоявший анархии этих новых служб, пожелал, чтобы повсюду употреблялась единообразная римская месса. Использование средневековых местных обычаев слишком затянулось. Они стали крайне цветисты и пышны - и разнообразие их приводило к смятению!"



Первоочередной задачей Тридентского Собора была кодификация католического учения о Евхаристии. Это и было проделано в тончайших подробностях, в выражениях ясных и вдохновенных. Против всякого, кто стал бы отрицать эту доктрину, была провозглашена анафема, и Отцы настояли: то, чему они учили, должно оставаться неизменным до конца времен:



"Этот Святой Собор, который передает об этом почитаемом и Божественном Таинстве Евхаристии неповрежденное и подлинное учение, которое Католическая Церковь, наставленная Самим Господом нашим Иисусом Христом, Его Апостолами и Святым Духом, в ходе времен внушающим ей всякую истину, всегда хранила и будет хранить вплоть до конца мира, с этого момента Собор запрещает всем верующим во Христа осмеливаться верить, учить и проповедовать касательно Пресвятой Евхаристии что-либо иное, чем то, что разъяснено и определено настоящим декретом"*****.



На своей восемнадцатой сессии Собор назначил комиссию для рассмотрения миссала, его ревизии и восстановлении "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов". Доктор Фортескье полагает, что члены этой комиссии "очень хорошо справились со своей задачей":



"Они должны были не составить новый миссал, а восстановить существующий "в соответствии с обычаем и обрядом святых отцов", используя для этой цели лучшие манускрипты и другие документы".



Особо он упоминает литургическую преемственность, характеризовавшую новый миссал. Миссал, обнародованный св. Пием V, не просто личное постановление Понтифика - это деяние Тридентского Собора, пусть даже Собор закрылся 4 декабря 1563 г., до того, как комиссия завершила работу. Дело было поручено Папе Пию IV, но и он умер прежде окончания трудов, так что утверждать миссал - плод Собора - пришлось его преемнику, св. Пию V, который и сделал это 14 июля 1570 г. буллой "Quo primum tempore". Поскольку миссал этот - часть деяний Тридентского Собора, официальное его название - "Missale Romanum ex decreto sacrosancti Concilii Tridentini restitutum" ("Римский миссал, восстановленный по указаниям Святого Тридентского Собора"). И то был первый раз за тысячу пятьсот семьдесят лет церковной истории, когда Собор или Папа воспользовались законодательной властью, чтобы определить и предписать весь чин мессы.



Это не новая месса



Сколько ни говори о том факте, что св. Пий V не провозгласил никакого нового чина мессы (Novus Ordo Missae), много не будет. Сама идея составить новый чин мессы была - и остается - совершенно чужда всему характеру католичества как на Востоке, так и на Западе. В католической традиции - держаться того, что получил, и на любые новшества смотреть с крайней степенью подозрения. Кардинал Гаскет заметил:



"Каждый католик должен личную любовь питать к тем священным обрядам, что достигли его со всем авторитетом столетий. Любое грубое обращение с их формами должно причинять глубокую боль тем, кто их знает и использует. Ибо обряды эти от Бога достались нам, через Христа и Церковь; но мы не испытывали бы к ним такой привязанности, не будь они также освящены благочестием столь многих поколений, молившихся теми же словами и в них обретавших самообладание в радости и утешение в горе".



Суть реформы св. Пия V, как и св. Григория Великого, была в почитании традиции. Не могло и речи идти ни о каком "грубом обращении" с унаследованным. В письме в редакцию "The Tablet", опубликованном 24 июля 1971 г., отец Дэвид Ноулс******, вплоть до своей кончины в 1974 г. бывший самым выдающимся из католических ученых Британии, указал:



"Миссал 1570 г. действительно был результатом наставлений, данных в Триденте, но в том, что касается ординария, канона, проприя и многого другого, он на самом деле воспроизводит римский миссал 1474 г., который, в свою очередь, повторяет во всех существенных частях практику Римской Церкви эпохи Иннокентия III, происходящую, в свою очередь, от обычаев Григория Великого и его преемников VII столетия. Короче говоря, миссал 1570 г. в основном соответствовал основному течению средневековой европейской литургии, включавшему Англию со всеми ее обрядами".



И в 1912 г. отец Фортескье мог с радостью заметить:



"Миссал Пия V - это тот, которым мы пользуемся и сейчас. Позднейшие изменения в нем не имеют большого значения. Нет сомнений в том, что в каждой реформе можно найти то, что кто-то предпочел бы не менять. Но справедливая и разумная критика признает, что проделанное Пием V восстановление литургии было в целом весьма удовлетворительно. Мерилом действий комиссии была древность. Она упразднила позднейшие витиеватости и устремилась к простоте, не разрушая, в то же время, красочные элементы, привносящие в суровую римскую мессу красоту поэзии. Она изгнала сонм длинных секвенций, постепенно загромоздивших мессу, но сохранила пять, несомненно, лучших из них; она сократила процессии и сложный церемониал, но сохранила действительно плодотворные церемонии, свечи, возложение пепла, пальмовые листья и прекрасные обряды Страстной недели. Несомненно, нам, жителям Запада, есть чему радоваться, имея римский обряд в форме, сохраненной миссалом Пия V".



Ревизии после 1570 года



После реформы св. Пия V имели место некоторые ревизии (пересмотры) миссала, но ни одна из них, но вплоть до изменений, последовавших после II Ватиканского Собора, не имела сколько-нибудь большого значения. В некоторых случаях то, на что нам сейчас указывают как на "реформы", касалось в основном восстановления миссала в том виде, в каком его кодифицировал св. Пий V - это было связано с тем, что в нем начали появляться отклонения, в основном по небрежности печатников. Таковы были, в частности, "реформы" Пап Климента VIII (бреве "Cum sanctissimum" от 7 июля 1604 г.) и Урбана VIII (бреве "Si quid est" от 2 сентября 1634 г.). "Реформы" этих двух Пап были использованы в качестве прецедентов для оправдания реформы Папы Павла VI, но достаточно лишь взглянуть на их бреве, чтобы понять, сколь абсурдно подобное сравнение. Св. Пий X провел ревизию не текста мессы, а музыки. Ватиканский градуал 1906 г. содержит новые - или, скорее, возрожденные - формы напевов, используемые целебрантом, которые должны быть включены в миссал.



Папа Пий XII в 1955 г. утвердил пересмотр рубрик, касавшийся в основном календаря. В 1951 г. он восстановил пасхальную вигилию с утра до вечера Страстной субботы, а 16 ноября 1955 г. подписал декрет "Maxima redemptionis", содержавший реформу церемоний Страстной недели. Реформы эти были приняты и получили высокую оценку у многих традиционалистов, ставших непримиримыми противниками реформы Папы Павла VI. Папа Иоанн XXIII также провел обширную реформу рубрик, обнародованную 25 июля 1960 г. и вступившую в силу с 1 января 1961-го. И вновь дело касалось преимущественно календаря. Ни она из этих реформ не внесла каких-либо заметных изменений в ординарий мессы. Ненаучно, да даже и нечестно пытаться опровергнуть критику новой мессы со стороны традиционалистов ссылками на изменения, сделанные в миссале этими Папами.



Наше древнее наследие



Говоря о традиционной мессе римского обряда, о "тридентской" мессе, отец Фортескье заключает:



"Со времен Тридентского Собора история мессы - едва ли что-либо, кроме составления и утверждения частных последований на те или иные дни. Схема и все основные части остаются неизменными. Никто и подумать не может о том, чтобы прикасаться к досточтимой литургии римской мессы - разве что дополнить ее новыми проприями".



Последние слова его, касающиеся миссала св. Пия V, заслуживают внимательного размышления:



"Есть много дней, когда мы произносим мессу так же, как произносили ее столетия назад, во дни, когда в ходу были книги Геласия и Льва. А новые последования, когда возникают, затрагивают лишь проприй. Наш канон неприкосновенен, и неприкосновенна вся схема мессы. Наш миссал - все тот же миссал Пия V. Мы можем быть очень благодарны его комиссии за то, что она столь скрупулезно восстановила древнюю римскую традицию. По сути своей, миссал Пия V это григорианский сакраментарий, а тот был сотворен из книги Геласия, а она покоится на собрании Льва. Молитвы нашего канона мы находим в трактате "De Sacramentis" и аллюзиях на него еще в IV веке. Так что месса наша восходит без существенных изменений к тому столетию, когда она выросла из древнейшей литургии. И по-прежнему сохраняет она аромат той литургии, благоухание дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу. В ходе своего исследования мы пришли к выводу о том, что, несмотря на неразрешенные проблемы, не смотря на позднейшие изменения нет в христианском мире никакого иного обряда столь досточтимого, как наш".



Монсеньер Клаус Гамбер*******, один из величайших литургистов двадцатого столетия, задает в своей книге "Реформа римской литургии" весьма уместный вопрос о мотивах реформы, последовавшей после II Ватиканского Собора, но ни в коей мере не предписанной им:



"Было ли это и в самом деле сделано из пастырского попечения о душах верных - или же явилось радикальным разрывом с традиционным обрядом в желании не допустить дальнейшего использования традиционных литургических текстов, чтобы сделать служение "тридентской мессы" невозможным, поскольку она уже не отражала новый дух, мятущийся по Церкви?"



Благодарение Богу - "тридентская" месса не просто "прекраснейшее, что есть по эту сторону небес", она - месса, которая никогда не умрет. Подобно тому, как в Милане верные не желали допустить замену амвросианской мессы римской, так и верные римского обряда отказались покинуть мессу, полную ароматом "дней, когда цезарь правил миром и думал, что в силах затоптать веру Христа, когда отцы наши собирались до рассвета и пели гимн Христу-Богу". Возрождение ее распространяется с каждым днем все шире по всему свету, и с каждым годом принимает рукоположение все больше священников, полных решимости служить лишь по миссалу св. Пия - и как то была месса наших отцов, так то будет и месса детей наших.



Коллекта на праздник св. Пия V



Боже, избравший благословенного Пия верховным Понтификом ради низвержения врагов Церкви Твоей и восстановления красоты поклонения Тебе, даруй, чтобы мы могли так проникнуть в глубины служения Тебе, чтобы, преодолев все козни врагов наших, радоваться в вечном покое Твоем.















* Адриан Фортескье (Adrian Fortescue, 1874-1923) - английский священник, автор трудов по литургике, в т. ч. знаменитого "Описания церемоний римского обряда" ("The Ceremonies of the Roman Rite Described"), вышедшего первым изданием в 1918 г. и до сих пор переиздающегося.



** Фрэнсис Гаскет (Francis Aidan Gasquet, 1846-1929) - английский монах-бенедиктинец, с 1914 г. - кардинал Святой Римской Церкви, с 1917 г. - архивариус Тайных архивов Ватикана, с 1919 г. - библиотекарь Ватиканской Библиотеки.



*** Фернан Каброль (Fernand Michel Cabrol, 1885-1937) - французский монах-бенедиктинец, приор знаменитого Солемеского аббатства, с 1903 г. - аббат аббатства св. Михаила в Фарнборо (Англия); автор трудов по литургике.



**** Джордж Смит (George D. Smith) - английский священник, каноник, доктор философии и богословия, автор трудов на теологические темы, в т. ч. изданного в 1948 г. "Учения Католической Церкви" ("The Teaching of the Catholic Church").



***** Тридентский (XIX Вселенский) Собор, 13-я сессия (11 октября 1551 г.), Декрет о Святой Евхаристии, преамбула. [Русский перевод цит. по: Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви III-XX вв. - СПб., 2002].



****** Дэвид Ноулс (David Knowles, 1896-1974) - английский монах-бенедиктинец, доктор филологии, историк-медиевист.



******* Клаус Гамбер (Klaus Gamber, 1919-1989) - немецкий священник, автор многочисленных трудов по литургике, один из видных критиков реформы 1969 года.



календарь
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь

Rambler's Top100
© 2008, "great-people.ru"