Биографии великих людей

  Главная                                   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я      

Мане Эдуар

Мане Эдуар



Эдуа́р Мане́ (23.01.1832 - 30.04.1883)(фр. Édouard Manet, 23 января 1832, Париж — 30 апреля 1883, Париж) — французский художник, один из родоначальников импрессионизма.





Эдуар Мане родился в доме 5 по улице Бонапарта в парижском квартале Сен Жермен де Пре в семье Огюста Мане, главы департамента Министерства юстиции и Эжени-Дезире Фурнье, дочери французского дипломата, бывшего консулом в Гетеборге. Шведский король Карл XIII был крестным отцом матери Мане. В 1839 году Мане был отдан на обучение в пансион аббата Пуалу, затем по причине абсолютного равнодушия к учёбе, был переведён отцом «на полный пансион» в коллеж Роллена, где и обучался в период с 1844 по 1848 год, также не проявляя никаких успехов.



Несмотря на огромное желание Мане стать живописцем, его отец, прочивший сыну карьеру юриста, горячо выступал против его художественного образования. Однако брат матери, Эдмон-Эдуар Фурнье, осознавая художественное призвание мальчика, посоветовал ему посещать специальные лекции по живописи, на которые сам записал племянника и посещение которых лично оплачивал. Благодаря дядюшке Эдмунду, регулярно водившего мальчика по музеям, Мане открыл для себя Лувр, что оказало решающее влияние на его личную и творческую жизнь. Уроки рисования, как ни странно, не вызывают у Мане ожидаемого интереса, во многом из-за академичности преподования, и мальчик копированию гипсовых изваяний предпочитает рисовать портреты своих товарищей, что вскоре стало примером для многих его одноклассников.



В 1848 году, после окончания учёбы, молодой Мане столкнулся с решительным протестом отца против своих планов стать художником. Своего рода компромисс был найден, когда Мане решил поступать в мореходную школу в 1847, однако, с треском провалил вступительные экзамены (сказывалась общая малообразованность Мане). Тем не менее, ему в качестве подготовки к повторным экзаменам было позволено отправиться в учебное плаванье на парусном судне «Гавр и Гваделупа».



Во время путешествия парусник, в частности, посетил Бразилию. Экзотика и богатство красок тропических стран лишь усилили желание Мане обучаться живописному искусству — из поездки Эдуар привез большое количество рисунков, набросков и этюдов, часто используя в качестве моделей членов команды.



От этого путешествия остались многочисленные письма Мане к родственникам, в которых он описал свои впечатления от карнавала в Рио и экзотическую красоту бразильских женщин. С другой стороны он критическим взглядом оценивал рабство и возможную реставрацию монархии во Франции. Последующие работы Мане на одна десятую часть состоят из морских пейзажей, в чем не последнюю роль сыграло его морское путешествие в Бразилию.



В июле 1849 года, после возвращения в Париж, Мане ещё раз безрезультатно пытался сдать экзамен в Морскую школу. На этот раз отец, оценив многочисленное количество рисунков, привезённых из путешествия, уже не сомневался в художественном призвании сына и посоветовал ему поступать в парижскую Школу изящных искусств. Однако опасаясь слишком жесткой и академичной программы обучения в Школе, Мане в 1850 году поступает в мастерскую модного в то время художника Томы Кутюра, который прославился в 1847 году благодаря монументальному полотну «Римляне периода упадка».



Именно тогда начинает назревать конфликт Мане и классико-романтической традиции живописи, господствовавшей в то время во Франции. Резкое неприятие буржуазной направленности господствовавшего стиля в конечном итоге вылилось в явный разрыв Мане с Кутюром и уходом молодого художника из его мастерской. Однако по настоянию отца Мане был вынужден принести извинения и вернуться в мастерскую, хотя своё неприятие строгого академизма Кутюра он сохранил.



Положение юного художника усугублялось нежелательной беременностью его давней возлюбленной Сюзанны Леенхоф. Во избежание дурной славы и гнева отца Мане отцовство ребёнка было приписано вымышленному Коэлла, и то лишь для мэрии. Распространялась и иная версия, что новорожденный является не сыном, а братом Сюзанны.



Увлечение старой живописью обусловило многочисленные путешествия Мане. Он многократно посещал голландские музеи, где любовался живописью Франса Халса. В 1853 году он совершил традиционное для французских художников путешествие в Италию. которое привело его в Венецию и Флоренцию. Именно тогда начало обозначаться влияние на молодого художника картин мастеров Раннего и Высокого Возрождения; одним из художников, оказавших наибольшее влияние на Мане, становится Веласкес. Возможно, именно его поздние произведения, в особенности знаменитые бодегоны, оказали огромное влияние на становление движения импрессионизма. На обратном пути во Францию Мане много ездил по Центральной Европе, посещая музеи в Дрездене, Праге, Вене и Мюнхене.



В 1856-58 годах Мане приобретает известность как подающий надежды художник, его приглашают посещать различные салоны, где он знакомится с высшим кругом парижского общества. Особо тёплые отношения Мане завязывает со скандальным поэтом Шарлем Бодлером. Вместе с графом Альбером де Баллеруа художник снимал под мастерскую помещение на улице Лавуазье. Ежедневно молодой художник посещал Лувр, делал копии известных полотен и всегда пытался получить одобрение Кутюра: стремление к признанию было присуще Мане с ранних лет.



Мане протестует против портретов, озарённых бенгальскими огнями, на лбу которых горят звёзды поддельных драгоценностей, в руках — серебряный жезл.

Де Банвиль, отзыв на картину Мане «Le Bon Bock» (перевод с французского Т. М. Пахомовой).



Прежде, чем я начну завоёвывать официальные салоны, я должен отдать дань старым мастерам.

Эдуар Мане.



В 1859 году Мане решил, что его художественное образование завершено, и принял решение выставляться в Парижском салоне, престижной ежегодной парижской выставке. Художник возлагал большие надежды на реалистичную (чем-то схожую с творчеством Бодлера) картину «Любитель абсента». Он снова поинтересовался мнением Кутюра, и когда тот в очередной раз негативно отозвался о его творении, Мане окончательно порвал с учителем. Вскоре последовала новая трагедия: повесился Александр, мальчик, помогавший Мане в мастерской и ставший персонажем его картины «Мальчик с вишнями». Вскоре художник узнал, что жюри салона отвергло «Любителя абсента» (из всех членов жюри за картину проголосовал только Делакруа, сам учитель Мане, Кутюр, проголосовал против). Неприятие салоном картины было вполне обосновано: необычной была сама тема картины — реалистический и неприукрашенный портрет пьяницы, а не аллегория, порождённая воображением художника. Здесь также нет дальних планов, в то время как до Мане использовалась классическая перспектива, которая придавала глубину картинам. Край стола, на котором стоит бутылка, не согласуется с перспективой. Тень фигуры не соответствует её положению. Мане не использует полутона, только лёгкая светотень подчёркивает выпуклость фигуры. Фиаско на некоторое время сбило Мане с индивидуального пути: он с трудом находил интересные сюжеты, некоторые элементы откровенно заимствовал у известных художников.



Однако вскоре Эдуар находит новый сюжет для будущей картины. Им послужил городской сад Тюильри, где по выходным парижская богема собиралась для прогулок и светских бесед. Теперь художник решительно отвёрг все советы Кутюра, что позволило ему легко и непринуждённо изобразить собрание людей. Тематическая и техническая новизна картины снова вызвала удивление и непонимание близких Мане. Такого рода сцены природы воспринимались как живопись, предназначенная лишь для иллюстраций журналов и репортажей. Мане отбросил академическую технику «тщательной отделки» картины, в которой не имело значения, рассматривалось ли полотно с близкого или далёкого расстояния. При таком подходе часть полотно, видимая с близкого расстояния, является ничем иным, как увеличенной деталью отдалённого вида. В «Музыке в саду Тюильри», наоборот, рассматриваемые с близкого расстояния лица становятся почти абстрактными формами. Сходство достигается только тогда, когда картину разглядывают с определённого расстояния.



Несмотря на тщательный отбор, в 1861 году обе картины Мане («Портрет родителей» и «Гитарреро») были приняты жюри салона, причем последняя даже получила награду. Публика также весьма благосклонно отзывалась о творениях молодого художника. Признание салона принесло художнику славу и деньги, но немаловажно для Эдуара было и признание отца, который ещё до салона с гордостью демонстрировал гостям своего дома работу сына, изображавшую пожилую чету Мане.



В очередной раз Мане меняет мастерскую — теперь она находится в западной части квартала Батиньоль. В это же время один из организаторов салона Луи Мартине, осознавая трудности для признания на салоне молодых художников, организовал альтернативную выставку, среди картин которых были и творения Мане: «Мальчик с вишнями», «Читающий» и получивший признание «Гитарреро». Художник уже размышляет о следующем салоне и в расчёте на это пишет картину «Старый музыкант», хорошую в плане исполнения, но явно слабую в построении композиции. Размышляя над следующим предложением салону, Мане вновь обращается к офорту. Находясь в постоянном поиске, он принимается за написание следующей картины «Уличная певица», натурщицей для которой стала Викторина-Луиза Меран, юная провинциалка, стремившаяся выбиться из нищеты любыми методами. Вскоре художника и натурщицу стали связывать не только творческие узы, но и интимные. Слухи распространились по Парижу, но Сюзанна ни о чём не узнала, или не подала виду.



В поисках «монументального» полотна для следующей выставки Мане решается на написание картины с изображением голой натуры. Композиция была навеяна художнику гравюрой Марка-Антонио Раймонди с рафаэлевской композиции «Суд Париса». Картина «Купанье» была предложена жюри вместе с менее значимыми «Молодой женщиной в костюме эспада» и «Молодым человеком в костюме махо». Мане одновременно договаривается с Мартине об устройстве выставки — она включит лучшие из прочих его холстов, среди которых будут «Музыка в Тюильри» и «Старый музыкант», «Gitanos» и «Испанский балет», «Уличная певица» и «Лола из Валенсии». Выставка должна была разжечь интерес зрителей как раз накануне открывающегося салона. Однако, картины встретили полнейшее неприятие публики и старших коллег Мане по цеху. Жюри салона 1863 года также отвергло все три представленные Мане картины. Правда, не одного Мане постигла такая участь: 2800 картин было отвергнуто. Обиженные художники обратились к Мартине с просьбой провести выставку без редакции жюри.



Сперва Марине не решился на столь откровенную дерзость и побоялся открывать салон, однако вмешательство императора Наполеона III вынудило его провести выставку, сразу же получившую название «Салон отверженных». Картина Мане «Завтрак на траве», на которую художник возлагал наибольшие надежды, была раскритикована и вызвала смех у посетителей салона. Вместе с тем картина вызывала и самое большое внимание, впоследствии став символом Салона отверженных 1863 года. Мане привлекает скандальную славу, хотя и не стремился к ней.



Потерпев фиаско с «Завтраком», Мане не отказывается от идеи изображения обнажённого женского тела. Вскоре он приступил к написанию новой картины, навеянной картиной Тициана «Венера Урбинская». Однако картина вызвала у него сомнения и художник вместо неё отправил на рассмотрение салоном «Эпизод боя быков» и религиозную композицию «Мертвый Христос с ангелами»



В 1863 и 1864 годах Мане выставляется как в Салоне отверженных, так и в официальном салоне, где его новые картины, особенно «Завтрак на траве» вызвали резкое негодование со стороны критиков. Пик неприятия выпадает на 1865 год, когда Мане выставил в салоне свою (знаменитую ныне) «Олимпию» — картину, найденную его современниками крайне непристойной и вульгарной, и спровоцировавшую грандиозный по тем временам скандал.



Травля Мане со стороны чиновников от искусства и «просвещённой публики» вынудила художника буквально бежать в Испанию, где он, однако, с пользой провёл время, знакомясь с работами Эль Греко, Веласкеса и Гойи, находя в них оправдание своего эстетического вкуса.



С этого времени Мане, регулярно отвергаемый жюри салонов, сближается с группой молодых художников, которые вскоре будут названы импрессионистами. Клод Моне, Поль Сезанн и Эдгар Дега становятся для автора «Олимпии» друзьями и последователями. В 1867 году на проходящей в Париже Всемирной выставке Мане создаёт собственный павильон поблизости моста Альба. Выставлено пятьдесят работ — лучшие картины, созданные за десять лет творчества. Возможно, именно этот решительный шаг привёл к тому, что на двух следующих салонах его работы были приняты. Как бы то ни было, художник решительно идёт своей дорогой.



После возвращения из Испании Мане вновь приступает к написанию картин вопреки слухам, что сколь бы не была хороша следующая работа художника, жюри Салона всё равно её отвергнет. В это время для Мане особенно ценной была поддержка, оказанная его друзьями и поклонниками. Часто покупая холсты и краски в магазине на улице Гранд-рю-де-Батиньоль, Мане вскоре стал завсегдатаем расположенного рядом кафе Гербуа, среди которых как неизвестные писатели и художники, так и уже знаменитые Фантен-Латур, Уистлер, Дюранти, Дега, Ренуар, Моне, Писсаро. Особняком стоит Эмиль Золя — горячий сторонник творчества Мане, ярый защитник его живописи. По свидетельству современников, Мане был признанным авторитетом этой группы, тем не менее это неформально собрание было достаточно либеральным, его участники не боялись критиковать Мане. Правда, не обошлось и без казусов: упрёки и грубая критика со стороны Дюранти вынудила Мане вызвать последнего на дуэль, которая и состоялась, приведя к ранению обидчика. Не смотря на этот факт, Дюранти и Мане помирились, сочтя происшедшее недоразумением и остались хорошими друзьями до самой смерти Эдуара.



Во время осады Парижа в 1870 году Мане, как убеждённый республиканец, остался в столице. После французско-прусской войны и Парижской комунны художник ещё ближе сходится с молодыми импрессионистами. Об этом свидетельствуют, напимер, многочисленные картины, написанные на плэнере, бок о бок с Клодом Манев Аржантее в 1874 году. Тем не менее, Мане не хотел участвовать в выставках групп импрессионистов. Он предпочитал любой ценой добиться признания жюри официальных Салонов. Очередная шумиха вокруг его имени возникла в 1874 году. «Железная дорога» опять вызвала острую антипатию жюри. И лишь в 1879 годщу Салон оценил упорство художника: полотна Мане «В теплице» и «В лодке» были встречены очень тепло.



В сентябре 1879 года у Мане случился первый острый приступ ревматизма. Вскоре оказалось, что он болен атаксией — нарушением координации движений. Болезнь быстро прогрессировала, ограничивая творческие возможности художника. В этот период появились многочисленные натюрморты и акварели. В декабре 1881 года по рекомендации Антонена Пруста, друга детства художника и нового министра культуры, Мане был награждён орденом Почётного Легиона.



Преодолевая проявление болезни, Мане написал последнее большое масляное полотно «Бар „Фоли-Бержер“», которое с энтузиазмом было воспринято в Салоне в 1882 году. В эти годы Мане наконец получает признание своего таланта — даже со стороны, тех, кто всю жизнь с ним боролся. Художнику становилось всё труднее не только работать, но и передвигаться. 19 апреля 1883 года ему ампутировали левую ногу, а через 11 дней он умер в страшной агонии. На похороны великого творца собрался весь артистический Париж.



Неприятие Мане установившегося во Франции буржуазного строя во главе с Наполеоном выливается в написание им картины «Расстрел императора Максимилиана» — повествование о казни ставленника французского правительства в Мексике. К сожалению, эту картину Мане не смог выставить в сооруженном им по примеру Курбе бараке у моста Альма в числе прочих по причине сильнейшего политического резонанса.



С 1868 года, в период краха Империи ни один из официальных салонов не принес Мане славы и творческого удовлетворения. Продолжались нападки критиков и неприятие творчества художника буржуазной публикой.



Цвет, — говорил Мане, — это дело вкуса и ощущения, но надо иметь за душой ещё кое-что, то, что вы хотите выразить, — без этого всё теряет смысл!

Из воспоминаний Жаннио (перевод с французского Т. М. Пахомовой).



На лето 1870 года приходится апогей франко-прусской войны, затеянной Наполеоном III. Имперский режим рухнул ранней осенью 1870 года, во Франции была объявлена республика, но военные действия шли с прежним размахом. Эдуар Мане отправляет своих родных на юг Франции в Олорон-Сент-Мари. Сам же художник, вполне разделяя судьбу своих соотечественников, вместе со многими коллегами по цеху вступает в армию и участвует в защите Парижа. К счастью, ему удалось уцелеть в период боевых действий. В феврале 1871 года он покидает Париж, и через несколько дней узнаёт о капитуляции французского правительства. Даже в такое тяжёлое для него время, Мане не перестаёт работать — так, в Бордо, он пишет пейзаж порта. Через некоторое время, после объявления Парижской Коммуны, Мане был включен в подготовительный совет вновь созданной Федерации художников, однако сам он был далёк от политики. Серьёзные потрясения и невзгоды заставили живописца сделать перерыв в своём творчестве почти на год.



После обустройства в новой мастерской, в 1873 году Эдуар Мане пишет свою знаменитую картину «За кружкой пива» («Le Bon Bock»), и впервые за последние почти 15 лет имеет огромный успех. Это, однако, не привело к превращению Мане в модного конъюнктурного художника (каким отчасти стал Курбе после некоторых успехов в Салоне) — в 1874 году жюри отвергает его «Бал-маскарад в Опере». В 1876 году жюри Салона отвергает обе картины Мане. Самостоятельные совместные выставки ничего, кроме порицания публики и издевательств критики не принесли. Однако, начиная уже с 1874 года Мане вполне вырабатывает свой оригинальный стиль, особенности которого во многом сближают его с молодым тогда движением импрессионистов (в этой связи стоит отметить так же дружбу Мане с Дега, одной из ключевых фигур импрессионистского движения).



Начиная с 1877 года в живописи Мане заметно стремление к натюрмортам и портретам. Особенно явно прослеживается влияние на Эдуара творчества Веласкеса. Постепенно художник обретает признание. С 1879 года его авторитет в глазах критиков от искусства растёт, его картины принимаются салонами. На одном из них Мане удостаивается медали за второе место, что даёт ему возможность выставляться, минуя отбор жюри.



В тот день, когда захотят описать завоевания или поражения французской живописи XIX века, можно будет пренебречь Кабанелем, но нельзя будет не считаться с Мане.

Кастаньяри, 1875 год (перевод с французского Т. М. Пахомовой).



Тем не менее, творчество Эдуара Мане не было до конца признанным вплоть до 1890-х годов. Лишь тогда его картины начали приобретаться в частные и государственные собрания («Олимпия» была практически навязана Лувру друзьями Эдуара, выкупившими её по общественной подписке в 1889 году).



В марте—апреле 1883 года Эдуар Мане переносит тяжелейшую операцию по ампутации ноги. Несмотря на первые симптомы кажущегося выздоровления, 30 апреля 1883 года художник умирает. Мане так и не дождался своей славы, однако после его смерти творчество всё же нашло своих почитателей.



В 1863 году Мане женился на Сюзанне Леенхофф, голландке, роман с которой у него продолжался на протяжении 10 лет. Леенхофф давала уроки фортепиано младшим братьям Мане. Полагают, что Сюзанна была любовницей отца Мане, Огюста. В 1851 году у неё родился сын, Леон Леенхофф. Мане женился на Сюзанне через год после смерти отца. Леон и Сюзанна послужили моделями для многих полотен художника.



Мане Э. Жизнь. Письма. Воспоминания. Критика современников.. — М.: Искусство, 1965.

Перрюшо А. (пер. М. Прокофьевой) Эдуард Мане. — Серия "Мастера". — М.: Терра, 2000. — 400 с. ISBN 5-300-02940-8



календарь
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь

Rambler's Top100
© 2008, "great-people.ru"