Биографии великих людей

  Главная                                   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я      

Грибоедов Александр Сергеевич

Грибоедов Александр Сергеевич



[р. 4(15) янв, 1795-ум. 30 янв. (11 февр.) 1829] — великий русский драматург и поэт, выдающийся дипломат. Родился в Москве в семье офицера русской гвардии С. И. Грибоедова. Получил широкое и разностороннее образование, последовательно окончив со степенью кандидата словесный, юридический, а затем физико-математич. факультеты Московского ун-та. Г. владел многими европейскими и восточными языками. Еще в годы пребывания в университете началось его общение с будущими декабристами. При вторжении Наполеона в Россию в 1812 Г. отказался от предстоявшей ему ученой карьеры и, полный патриотич. чувства, поступил на военную службу офицером гусарского полка. В военных действиях Г. не пришлось принимать непосредственного участия. В 1814 Г. выступил как военный писатель-публицист («Письмо из Брест-Литовска к издателю "Вестника Европы " об офицерском празднестве», статья «О кавалерийских резервах») и вскоре как драматург (комедия («Молодые супруги, 1815). В 1816 он вышел в отставку, поселился в Петербурге и поступил на службу в Коллегию иностранных дел. К этому времени относится знакомство Г. с А. С. Пушкиным, В. К. Кюхельбекером, с драматургами Н. И. Хмельницким, А. А. Шаховским, с критиком и драматургом П.А.Катениным. С последним Г. связывал общий интерес к театру, поиски новых драматургич. форм. Охотно занимаясь музыкой, Г. специально изучал теорию композиции. Пользуются известностью два его вальса для фортепиано. Г. был близок с композиторами А. А. Алябьевым и А. Н. Верстовским, к-рый сочинил музыку для водевиля Г. «Кто брат, кто сестра» (1824), написанного им совместно с П. А. Вяземским (издан Музгизом в 1949). Мелодия грузинской песни, услышанной Г. на Кавказе, была использована М. И. Глинкой в романсе «Не пой, красавица, при мне».



Ранние литературные опыты Г., комедии «Молодые супруги» , «Своя семья» (1818, написана совместно с А. Шаховским и Н. Хмельницким) и др., мало значительны. Но в комедии «Студент» (1817), написанной совместно с П. А. Катениным, уже виден будущий реалист-сатирик. В этой пьесе, близкой по жанру к сатирическим бытовым комедиям И. А. Крылова, показана чванная, эгоистическая барская среда, её крепостнич. нравы (образ Звездова).



В петербургские годы складываются связи Г. с декабристами; он общается с В. К. Кюхельбекером, Н. М. Муравьевым, П. Я. Чаадаевым, П. Г. Каховским и другими членами тайного политич. общества. По своим взглядам и настроениям он в эту пору примыкает к декабристскому движению. В июле 1818 Г. был назначен секретарем русской дипломатич. миссии в Персии, в связи с чем отправился в Тифлис, а затем жил в Тавризе, где находилась резиденция наследника шаха. Поездки Г. описаны в его интересных путевых записках. В 1822 он был назначен секретарём по дипломатич. части при командующем русскими войсками на Кавказе генерале А. И. Ермолове. Здесь Г. начал писать комедию «Горе от ума», замысел к-рой возник, повидимому, еще в 1816. Весной 1823 Г. приехал в отпуск в Москву; он привёз с собой два первых акта комедии и продолжал работать над ней. В июне 1824 отправился в Петербург, где закончил «Горе от ума». Чтение комедии сопровождалось огромным успехом, но добиться ее постановки на сцене Г. не удалось (она была поставлена уже после смерти автора, в отрывках — в 1829, полностью в 1831).

В Петербуре Г. попал в атмосферу созревшего декабристского заговора, вращался в кругу виднейших деятелей Северного общества декабристов и, как предполагают нек-рые советские исследователи, формально стал одним из его членов. Близкими друзьями Г. были К.Ф.Рылеев, А. А. Бестужев, А. И. Одоевский. Полностью разделяя ненависть декабристов к самодержавию и крепостному строю, Г., однако, скептически относился к возможности успеха чисто военного заговора, задуманного без участия народных масс. Вопрос об оторванности передовой дворянской интеллигенции от народа глубоко волновал Г. (очерк «Загородная поездка», 1826). В сентябре 1825, возвращаясь на Кавказ, Г. побывал в Киеве, где у него была встреча с нек-рыми членами Южного общества декабристов. Уже на Кавказе Г. был потрясён известием о разгроме в Петербурге восстания 14 декабря. В конце января 1826 в крепости Грозный Г. был арестован специально присланным офицером, увезён в Петербург и привлечён по делу о вооруженном восстании декабристов. Доказать его участие в заговоре царской следственной комиссии не удалось; Г. пришлось выдать «очистительный аттестат», однако по приказу Николая I за ним был установлен секретный полицейский надзор.



Последние годы жизни Г. прошли в обстановке жесточайшей политич. реакции и преследования всего прогрессивного в русской литературе. Г. пришлось продолжать свою дипломатич. деятельность. С апреля 1826 он вёл дипломатич. сношения с Турцией и Персией. По окончании русско-персидской войны 1826—28 принял участие в выработке Туркманчайского мирного договора, весьма выгодного для России. С текстом этого договора Г. в марте 1828 прибыл в Петербург. Весну 1828 он провёл в столице, где общался с А. С. Пушкиным, И. А. Крыловым, А. Мицкевичем, М. И. Глинкой. Страстно мечтая о литературной деятельности, привёз в столицу план и отрывки начатой романтич. трагедии «Грузинская ночь» (изд. 1859), в к-рой он в духе декабристских идей обличал феодально-крепостнич. строй. К этому времени относится также замысел другой неосуществлённой трагедии «Родамист и Зенобия» (из жизни Древней Армении, изд. 1859), в к-рой Г. собирался показать неудавшийся заговор вельмож против царя. «Народ не имеет участия в их деле — он будто не существует», — записал Г. в плане. Эти замыслы свидетельствуют о неослабевавшем интересе писателя к социально-политич. вопросам; он упорно размышлял о роли народа в истории, в общественной борьбе.



В апреле 1828 Г. был назначен полномочным министром-резидентом в Персии. Николай I удалял из России политически ненадёжного писателя, человека, смело заступившегося за одного из сосланных декабристов. Сам Г. смотрел на своё назначение как на «политическую ссылку», из к-рой он не надеялся вернуться. По пути в Персию Г. снова провел несколько месяцев в Грузии, к-рую очень любил. В Тифлисе он завязал тесную дружбу с выдающимися грузинскими поэтами Н. Бараташвили, А. Чавчавадзе, Г. Орбелиани, познакомился с крупным азербайджанским историком А. Бакихановым. Общаясь с лучшей частью местной интеллигенции, Г., как представитель передового русского общества, оказал плодотворное влияние на развитие национальной культуры народов Закавказья. Стремясь содействовать экономическому и культурному расцвету края, Г. составил проект организации Российской закавказской компании по торговле со странами Ближнего и Среднего Востока, к-рый, однако, не встретил сочувствия в правительственных кругах. В Тифлисе Г. женился на Нине Чавчавадзе, дочери своего друга, грузинского поэта А. Чавчавадзе.



В качестве посла Г. проводил твёрдую и решительную политику. «Уважение к России и к ее требованиям — вот мне что нужно»,— говорил он. Опасаясь усиления русского влияния в Персии, агенты англ. дипломатии и реакционные тегеранские круги, недовольные миром с Россией, при преступном попустительстве шахского правительства, натравили разъярённую, фанатически настроенную толпу на русскую миссию. 11 февр. 1829 миссия подверглась разгрому; после отчаянной схватки Г. был убит.



Величайшее создание Г. «Горе от ума» — одно из крупнейших произведений русской драматургии - представляет собой блестящий пример тесной связи литературы и общественной жизни. В комедии Г. отразилась историч. эпоха, характерная начавшимся кризисом феодально-крепостнич. строя в России. Война 1812 и вызванный ею могучий национально-патриотич. подъём обострили и усилили антикрепостнич. настроения в народных массах и в передовой части дворянского общества. Не случайно Г., повидимому, вскоре после окончания «Горя от ума», задумал народную трагедию «1812 год» (изд. 1859), героем к-рой должен был явиться крепостной крестьянин-патриот, принуждённый по окончании войны снова вернуться в неволю и избравший смерть вместо рабства.

Отражением антикрепостнич. настроений народных масс было то освободительное движение среди передовой дворянской молодёжи, к-рое началось вскоре после войны 1812 и перешло в дальнейшем в революционную борьбу декабристов против самодержавия. С этим движением непосредственно связаны замысел комедии «Горе от ума», её историческое и политич. содержание. В комедии нарисована, говоря словами Пушкина, «резкая картина нравов» барской Москвы начала 19 в. Она насыщена отзвуками событий 1812—14 (пожар Москвы, возвращение русской гвардии из-за границы и пр.); в комедии также нашли отражение черты общественно-политич. обстановки начала 20-х гг. 19 в. Столкновение Чацкого с «фамусовщиной» было выражением борьбы двух политич. лагерей, сложившихся в русском обществе, — лагеря феодально-крепостнич. реакции и передовой дворянской молодёжи. «Век минувший» является идеалом фамусовского общества с его антинародной идеологией и феодальной моралью. Фамусовы непримиримо враждебны культуре, просвещению, социальному и духовному прогрессу. В образе Скалозуба воплощена аракчеевская реакция; именно скалозубы расстреливали потом декабристов на Сенатской площади. В комедии изображён типичный представитель прусско-павловской школы, насаждавшейся самодержавием в русской армии и ненавистной свободомыслящим офицерам, участникам Отечественной войны 1812, воспитанным на заветах А. В. Суворова и М. И. Кутузова.



Крепостнич. дворянству, барской Москве и, с другой стороны, пустому, поверхностному дворянскому либерализму (пародийный образ Репетилова) противопоставлен Чацкий. Чацкий — «это — декабрист» (А. И. Герцен). В его облике и взглядах Г. раскрывает национально-историч. особенности русского освободительного движения 20-х гг. 19 в. Вольнолюбие Чацкого возникает как следствие пробуждения его патриотич. чувств, его вражды к барским нравам и феодальной морали, к дворянско-аристократич. космополитизму. Чацкий — прежде всего гуманист, защитник свободы и независимости личности. В своих гневных монологах, полных благородного пафоса, он разоблачает крепостнич. основу жизни фамусовского общества, вступается за обездоленных крестьян. Вместе с тем Чацкий - просветитель. Главные средства переустройства общества, изменения жизни он видит в образовании, воспитании. В общественной драме Чацкого отразилась слабость дворянского освободительного движения в России начала 19 в. В своей борьбе против крепостного права декабристы не могли, не решались опереться на народ, были, как указывает В. И. Ленин, страшно далеки от него. Духовное и моральное рабство Г. заклеймил в комедии в образе Молчалина. Этот персонаж стал нарицательным обозначением лакейского угодничестна и лицемерия как бы символом того рабского молчания, к-рое стремился утвердить в России Николай I. В разоблачении людей молчалинского типа декабристы видели одну из важных задач своей пропаганды.



В комедии Г. отразился революционный патриотизм декабристов, их протест против деспотизма и крепостного строя, их борьба за национальную самобытность русской культуры, ненависть к рабскому преклонению перед иностранщиной. Обличение отживающего уклада жизни в «Горе от ума» сыграло огромную роль в развитии передового национального самосознания в русском обществе. Для Г., как и для декабристов, уничтожение рабства было неразрывно связано с его пониманием достоинства и чести русской нации.



Комедия Г. вызвала вражду и ненависть в лагере дворянской реакции. Царская цензура не разрешила печатание «Горя от ума» (в 1825 были опубликованы лишь отрывки из комедии в альманахе «Русская Талия»; первое издание, искалеченное театральной цензурой, появилось в 1833; полный текст напечатан только в 1862). Комедия стала расходиться в бесчисленных списках и, по словам Пушкина, «произвела неописанное действие». Декабристы, высоко оценившие комедию, распространяли её в целях пропаганды своих политич. идей. Глубокая идейная связь с передовыми общественными течениями эпохи сделала Г. великим писателем и, как автора «Горя от ума»,— прямым идеологическим соучастником дворянского революционного движения.



Появление «Горя от ума» предвещало близкую победу реализма в русской литературе. Вместе с Пушкиным Г. ввёл в литературу принцип историзма в изображении действительности. Жизнь, человеческие характеры он раскрыл в движении, в развитии, отражающем смену историч. эпох, борьбу нового со старым. Сила грибоедовского реализма сказалась в изображении людей и нравов в зависимости от общественной среды, в умении запечатлеть самые существенные стороны изображаемой действительности. С гениальной зоркостью Г., вслед за А. Н. Радищевым, раскрыл социальную связь диких барских нравов и страданий бесправного крепостного крестьянства. Горячая любовь к родине, сочувствие закрепощённому народу, передовая идейность составляют основу грибоедовского реализма Г., как художник, обнаружил в своей комедии выдающееся мастерство типизации, искусство создавать реалистич. характеры, обобщать большие социальные явления в живых индивидуализированных образах. Г. также мастер драматургич. композиции. Свободно, естественно, с нарастающим напряжением ведёт он действие комедии, искусно переплетая и связывая драму любви Чацкого с его общественной драмой. В композиции «Горя от ума» сохранились нек-рые традиционные черты комедии классицизма 18 в. (единство места и времени, образ наперсницы); однако и здесь Г. выступает как новатор, заменяя обычное пятиактное членение пьесы четырехактным и, взамен канонического александрийского стиха, применяя свободный и живой, разностопный ямбич. стих, восходящий к стиху басен И. А. Крылова.

Уже современники высоко оценили язык комедии, его близость к живой народной речи. «О стихах я не говорю: половина — должна войти в пословицу»,— раньше всех отметил Пушкин. Вместе с Крыловым и Пушкиным Г. создавал русский литературный язык. Его пьеса явилась одним из самых ярких документов борьбы за русскую национальную культуру, за самобытность русской литературы. «Горе от ума», по словам В. Г. Белинского, имело «великое значение и для нашей литературы, и для нашего общества» (Собр. соч., т. 2, 1948, стр. 60).



Освободительные идеи грибоедовской комедии оказали влияние на многие поколения передовых людей России. Молодой демократ Н. А. Добролюбов желал походить на Чацкого. Н. Г. Чернышевский называл «Горе от ума» «одной из самых любимых наших книг». Д. И. Писарев подчёркивал огромное историко-познавательное значение комедии. Великий русский сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин, переосмысливая образы «Горя от ума» и новой общественно-политич. обстановке, обращался к ним, разоблачая реакцию и буржуазно-дворянский либерализм 70—80-х гг. 19 в. (цикл «В среде умеренности и аккуратности»). В. И. Ленин в своей борьбе с меньшевиками и либералами широко пользовался сатирич. образами грибоедовской комедии, охотно и часто цитируя «Горе от ума», наряду с сочинениями Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина.



Историческое место «Горя от ума» Г. в русской литературе глубоко определил в свое время В. Г. Белинский. Великий критик писал: «...вместе с "Онегиным " Пушкина его "Горе от ума " была первым образцом поэтического изображения русской действительности в обширном значении слова. В этом отношении оба эти произведения положили собою основание последующей литературе, были школою, из которой вышли и Лермонтов и Гоголь» (Собр. соч., т. 3, 1948, стр. 506). В реалистич. изображении быта и нравов, в искусстве типизации Г. является предшественником Н. В. Гоголя с его «Ревизором». Многие мотивы грибоедовской комедии звучат в «Маскараде» М. Ю. Лермонтова, «Доходном месте» А. Н. Островского. Переведённая почти на все иностранные языки, комедия Г. входит в золотой фонд мировой драматургии.



Велико значение «Горя от ума» и в развитии русского театра. Поставленная впервые в Москве в 1831, комедия способствовала победе реализма на русской драматич. сцене. Последующие многочисленные постановки комедии вплоть до нашего времени явились творческой школой дня многих поколений актёров. Великий русский артист М. С. Щепкин, первый исполнитель роли Фамусова, говорил о Г. и о Гоголе, как о «двух великих комических писателях», которым он «обязан более всех». И сейчас грибоедовская комедия — жемчужина русской сцены — остается одной из любимейших пьес советского зрителя.



После Великой Октябрьской социалистической революции вышли десятки изданий «Горя от ума». Комедия переведена на украинский, белорусский, грузинский, армянский, узбекский, латышский и другие языки народов Советского Союза. Свободолюбивые и патриотич. идеи, выраженные в «Горе от ума», высокое понимание чести и достоинства человека, идея общественного долга, благородные чувства, воодушевлявшие Чацкого, близки и понятны советским людям. С другой стороны, грибоедовская комедия, как ярчайший документ общественной сатиры, сохраняет всю свою бичующую остроту по отношению к странам капитализма, где и поныне господствуют тёмные силы старого мира, разнообразные порождения к-рого великий русский сатирик еще в давние времена разил оружием смеха, иронии и сарказма.





Соч. Г.: Полное собрание сочинений т. 1—3, СПБ, 1911—17;



Сочинения, Л.,1945;



Рукопись комедии «Горе от ума». [Фототипич. изд.] М., 1903;



Сочинения в стихах, Л., 1951 (Б-ка поэта. Большая серия).





Лит.: Белинский В.Г., Горе от ума. Комедия в 4-х действиях, в стихах. [Критич. разбор], Собрание сочинений в трех томах, т. 1, М., 1948;



Гончаров И.А., Милльон терзаний, в его кн.: Литературно-критические статьи и письма, Л., 1938;



А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников, М., 1928;



Нечкина М. В., А. С. Грибоедов и декабристы, 2 изд., М., 1951;



ее же, Следственное дело об А. С. Грибоедове, М., 1947;



Орлов В. Н., Александр Сергеевич Грибоедов. 1795—1829, Л.—М.,1949;



Петров С. М., А. С. Грибоедов, М.-Л.1945;



Пиксанов Н.К., Творческая история «Горе от ума»,

М.—Л., 1928;

А. С. Грибоедов, М.-Л., 1946 [Литературное наследство, т. 47—48);



Леонов Л. М., Судьба поэта. Доклад, прочитанный на торжественном заседании в Большом театре 15 января 1945 г., в его кн.: Избранное, М., 1945.



календарь
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь

Rambler's Top100
© 2008, "great-people.ru"